____________________________ Н. АСАДОВА: 19 часов и 8 минут в Москве. У микрофона Наргиз Асадова. Это передача "Особое мнение", я с удовольствием представляю сегодняшнего моего гостя - Михаил Веллер, писатель, здравствуйте!

М. ВЕЛЛЕР: Вечер добрый.

Н. АСАДОВА: Да. Давненько вас у нас не было.

М. ВЕЛЛЕР: Это точно. Я соскучился.

Н. АСАДОВА: Пришло огромное количество вопросов. Мы тоже. И будем поэтому сегодня разговаривать на много интересных, трагических и не очень тем.

М. ВЕЛЛЕР: Интересных трагических тем, у нас прекрасное начало.

Н. АСАДОВА: Нет, я сказала трагических и нетрагических. Тем у нас огромное количество. Но может быть вы еще нам хотите подбросить какие-то темы для разговоров, тогда присылайте свои вопросы для Михаила Веллера на смс - +7 (985) 970 45 45.

М. ВЕЛЛЕР: Дай бог, справиться с теми темами, что уже есть.

Н. АСАДОВА: Мы будем очень стараться. Значит, первая тема, как я уже сказала, трагическая, о которой все говорят. Это трагедия в Ярославле. Погибла практически в полном составе хоккейная команда "Локомотив", в Ярославле объявлен трехдневный траур, а общенациональный траур не объявлен. Вот как вы к этому относитесь: правильно это или нет?

М. ВЕЛЛЕР: Я думаю, что здесь есть предмет для скорби, но нет предмета для обсуждения. Исключительно работа для аварийной комиссии. Все, что летает, время от времени падает. Это называется природа. В чем здесь было дело, только специалисты могут выяснить и то, если удастся. Судя по всему, что известно, самолет был годен, самолет был не стар и почему он свалился, бог его знает. И если бы погибшие, что есть трагедия, были не хоккеисты, а были сталевары, были хлеборобы, или были бы даже офисные работники, я думаю, трагедия от этого меньше бы не стала. Конечно, простите ради бога, хоккейная команда в полном составе это всегда выглядит более выпукло, более масштабно, на самом деле - какая разница, чем занимались погибшие? Были нормальные хорошие люди. А обсуждать здесь, я думаю, погоду совершенно нечего. Так по-моему честно будет.

Н. АСАДОВА: Ну, я не про погоду спрашивала, а я спросила про то, что стоило ли объявлять общенациональный траур? Потому что все-таки спортсмены - это одна из лучших команд была. Международный состав у нее был, и в общем-то это люди, известные на весь мир.

М. ВЕЛЛЕР: Вы знаете, если начать объявлять общенациональный траур по погибшим людям вот внимательно, то черные флаги спускаться не будут. Я не думаю, что это был при всей ужасности повода, и предмет для общенационального траура. У нас гибнет 30 тысяч человек в год, если что, упаси боже, что-то ужаснейшее, кошмарное, какая-то садистская арифметика, разделить на 37, устроить количество трауров, ну, что траур? Я повторяю, повод для скорби, но обсуждать тут нечего. Бывает, ужасно.

Н. АСАДОВА: Тогда другой аспект давайте обсудим, потому что пошли сразу политические заявления.

М. ВЕЛЛЕР: Ну, конечно.

Н. АСАДОВА: В частности, президент Медведев сказал, что надо отказаться от всех этих мелких авиаперевозчиков, потому что они, видимо, не очень ответственно работают, и что такое количество авиакатастроф в России, все-таки количество деййствительно не мало. Как вы считаете, правильные ли это меры, вот вас тоже спрашивает много наших слушателей, одни высказывают точку зрения, что отказываться от мелких перевозчиков, значит, восстанавливать монополию в стране, значит, будет расти цены, а качество не значит, что будет улучшаться. Другие, наоборот, говорят о том , что это правильное было предложение, поскольку оставив в стране пять-семь проверенных надежных компаний, глядишь и не столько будет смертей.

М. ВЕЛЛЕР: У нас у власти одна проверенная надежная партия, и нельзя сказать, что у нее все проверено и хорошо работает. Дело, разумеется, не в том, сколько будет перевозчиков, дело в том, что подразумеваются крупные компании легче контролировать. У них реноме, они уже заявили о себе. Поскольку бенефис бесконечный продолжается, воруют все и законы не соблюдаются, и написан таким образом, чтобы он и не соблюдался, то величина, объем, масштаб компании значения не имеет. Должен работать уголовный кодекс. Вот в равной степени применительно ко всем. Начиная с президентов. Потому что если есть за что, то не хотится ль посидеть после тяжкой работы? Вот французы прихватили Миттерана или Ширака. Сказка какая-то! Ну, бред, да это ужас какой-то! Надо же сделать выводы, мы выводы сделали. Кто надо, практически неподсудный. Когда ставят списанные бракованные части с перебитыми номерами, когда химичат с черт знает с чем, дорогие вы мои! В большой компании будут больше воровать, в маленькой компании меньше воровать, должон быть порядок, а для порядка закон должен быть един для всех. Хоть у летчиков, хоть у машинистов, хоть у шоферов. Вот как-то и все, потому что когда они действительно падают, заметно чаще, чем в других странах, а воруют заметно больше, чем в других странах, а способов мошенничества несравненно больше, чем в других странах, так что же вы хотите?! Вы хотите, чтобы оно летало, ну, бывает все иногда. Хотя, я повторяю, я думаю, что к конкретной катастрофе под Ярославлем это скорее не имеет отношения.

Н. АСАДОВА: Но тем не менее еще одно предложение президента Медведева заключается в том, что впервые было озвучено так вот на национальном уровне, что, возможно, стоит отказаться, вообще от российского производства самолетов, и закупать тогда уж иностранные, раз мы, российский авиапром не может справиться с задачей.

М. ВЕЛЛЕР: Знаете, это прекрасное предложение! Потому что если можно закупать иностранные десантные корабли, иностранные куриные окорочка, иностранные автомобили всех марок и иностранную одежду, то почему это самолеты должны быть не все иностранные. И это прекрасно! Кроме того, на иностранных самолетах гораздо легче зарабатывать. Потому что чиновник, который конкретно подписывает эту сделку, откат сует в свой карман и сразу зарабатывает. А со своим мороки больше, средства распыляются. На самом деле ихние самолеты лучше. Лучше, это означает, они не только более экономичные, они не только менее шумные, они не только обеспечиваются запчастями в считанные часы в случае какой-то неисправности, они рассчитаны на гораздо более плотную эксплуатацию. Они висят в воздухе в среднем не один, два, два с половиной часа в сутки, а шесть, семь, восемь, десять. Поэтому страются покупать боинги и аэробусы, они быстрее окупаются, и тогда получится, что у нас нет ничего своего и наконец-то мы прекрасная туземная держава, только можно вопрос президенту Медведеву: а куда же мы денем всех работяг? Которые делали эти самолеты? Они будут летать на иностранных? А с каких шишей у них будет бабло покупать билеты?

Н. АСАДОВА: Вот на этом риторическом вопросе мы прервемся на одну минуту рекламы, а затем продолжим.

РЕКЛАМА

Н. АСАДОВА: 19 часов и 17 минут в Москве, мы продолжаем знакомиться с особым мнением писателя Михаила Веллера. Михаил Иосифович, вот Федя задает вопрос "А может пригласить зарубежного президента?".

М. ВЕЛЛЕР: Если мы пригласим одинокого зарубежного президента, то мы его развратим и согнем в бараний рог в два счета. Нам пригласить еще бы класс зарубежных чиновников, еще бы народ зарубежный пригласить и посмотреть, что тогда будет, еще при наличии зарубежного климата. Президент не есть сам по себе, президент - продукт. Президент как орган в организме связан тысячами кровеносных сосудов, нервов, канальцев со всей управляющей, правящей, командующей верхушкой. Как только ты в этот организм имплантируешь зарубежного президента, или произойдет отторжение чужеродного тела, чужеродным духом или оно встроится и будет вот такими же вот.

Н. АСАДОВА: Как Рюрик, например, прекрасно встроился.

М. ВЕЛЛЕР: А дело в том, что Рюрика то ли пригласили, то ли он пришел сам, ему слово поперек никто сказать не мог. Пришел серьезный человек, со своей командой, а норманны были тогда лучшие бойцы во всем окружающем пространстве. Спорить с ними не приходилось. Что говорили, то и было. Ну, у нас такой вариант пройдет вряд ли, хотя конечно сейчас происходит интереснейшая вещь: наверху изи всех сил пытаются сдержать растрескивание тандема.

Н. АСАДОВА: А вы считаете, есть растрескивание?

М. ВЕЛЛЕР: Это не я считаю, понимаете, вот есть в стране два лидера. Один на букву М, второй на букву П. И народ гадает, если их заменить, чего будет? Это напоминает игру в наперстки - не подходите, граждане, выигрыш достанется наперсточнику. Потому что дела от этого конкретные никак не изменятся. Один, нынешний президент, он такой как бы более либеральный, он менее авторитарный, он больше почему-то прислушивается. он, конечно, иногда делает заявления, вызывающие легкую оторопь, например, проводить парад во Владивостоке по московскому времени, в пять часов вечера. Граждане только глаза вылупляют. Но как-то вот видите, пока мы вот с вами берем и говорим эти вещи. Кошмар какой-то, у Путина, конечно же за столько лет у власти не могла не сформироваться не то ,что уверенность, а ощущение сознания того, что имеется реальный, серьезный, крупный, достаточно крутой национальный лидер, и всякая шваль, которая вообще не то имеет в виду, она должна понимать ,что надо иметь в виду то, что надо. Поэтому и думает интеллигенция, что с точки зрения все-таки дышать лучше, если президентом будет Медведев. А опасение состоит в том, что если тандем все-таки расколется, ну, если головы так немного шею раздернут, то в эту трещину может проскочить кто-то третий и вот это будет ужасно. Поэтому и объясняют, граждане...

Н. АСАДОВА: Неразб.

М. ВЕЛЛЕР: Да, да, да, вот когда будет нужно, вам скажут, кто будет президентом. А пока - не ваше собачье дело. Вот, конечно, господи, что я говорю, Навальный и Охлобыстин сказал, что тоже будет президентом, но это чтобы больше народу собрать...

Н. АСАДОВА: Об Охлобыстине еще поговорим, давайте сначала о ... Василий Касторский вас спрашивает: "Лично для вас есть разница, кто будет следующим президентом - Медведев или Путин?"

М. ВЕЛЛЕР: Были два великих литератора: один из них вообще мудрец, это Лао Цзы, который сказал "Лучший правитель это то, о котором народ вообще не думает и плохо знает". А второй - это Шекспир, который сказал "Чума на дома ваши оба". Это фраза более известна, хотя и первого немало цитировали в 90-е годы. Так вот пока для нас не только нет разницы, но нет и понимания того, кто, собственно правит. Такое конспиративное коллегиальное правление. Путин - премьер, Медведев - президент, а по правую руку Медведева всегда сидит и значительно молчит Сурков. Прекрасно выглядящий убедительный человек, который, заметьте, молчит убедительнее, чем Медведев говорит. причем, он это знает, ему это нравится совершенно. Так что я думаю для на, ну как может быть разница, когда ты не знаешь, в чем дело? Но, я думаю, что если президентом еще на 12 лет станет практически единолично Путин, и предположить, что страна за это время не развалится, хотя судя по всему развалится, конечно же. То тогда разница, видимо, ощутится. Не потому что они разные, а потому что по ситуации наличие Медведева на президентском посту означает, что пока еще чего-то такое посвободнее полиберальнее. А наличие на этом посту Путина безо всяких Медведевых, вряд ли его после этого поставят премьером - это было бы черезчур смехотворно, хотя от наших парней можно ожидать всего. Вот наличие такого Путина будет означать - нет, ребята, цемента в трещинках побольше, всем принять право и молчать. Вот это может быть.

Н. АСАДОВА: Тогда следующий возникает отсюда вопрос, который задала Надежда Девятых: "Михаил Иосифович, пойдет ли вы на выборы? И за кого будете голосовать?"

М. ВЕЛЛЕР: Значит, летом будучи за границей нашей родины, хотя и недалеко, я смотрел "Эхо Москвы" в телеформате RTVi, и вот увидел как у вас однажды сидел Алексей Навальный. Это тот редкий случай, когда я слушал человека 35 минут и не нашел к чему придраться, и с чем не согласиться. Т.е. высказанная им точка зрения мне представляется абсолютно правильной. Всем идти на выборы и голосовать за любую партию, кроме Единой России. Чтобы она получила как можно меньше, а значимых бюллетеней было как можно больше. При это я лично полагаю, что сегодня, не потому что я так люто люблю коммунистическую партию или Зюганов мой идеал человека, но компартия - единственная реальная самостоятельная оппозиция. И конечно, сегодня имееет смысл голосовать в первую очередь за компартию. Я и близко в ней не состою, уверяю вас.

Н. АСАДОВА: Смотрите, а что касается Михаила Прохорова и "Правого дела", вы как к ним относитесь и эти последние события, что вот Алла Пугачева, например, решила вступить, объявила, что она готова присоединиться к партии "Правого дела", не знаю, присоединилась ли она уже окончательно к ним, но вот Михаил Прохоров ее пригласил, и поскольку она до этого сказала, что готова вступить, вероятно туда и вступит, или уже вступила.

М. ВЕЛЛЕР: Алла Пугачева уже давно - бизнесмен. Бизнесмен - это человек, который всему знает цену, и старается дать как можно меньшую цену за как можно большие приобретаемые блага. Т.е. она делает то, что ей выгодно. Обстоит дело примерно так. Если для ее бизнеса, для ее реноме, для ее положения, для ее заработков, выгоднее вступить в эту партию, она в нее вступит. Из этого ничего не следует.

Н. АСАДОВА: Подождите, но выгоднее вступить в Единую Россиию - партию власти?

М. ВЕЛЛЕР: Одна секундочка, эта партия совершенно понятна. Создана в Кремле, эта партия, т.е. не так как она возникала когда-то, а в ее нынешнем виде с предложением Прохорову, от которого он не смог или не счел нужным отказаться, возглавить эту партию. Прохоров пройдет в Думу сто из ста. Прохоров наберет, вот увидите, где-нибудь, примерно процентов восемь. И он будет олицетворять оппозицию справа. Во такую либерально-капиталистическую, а то знаете, соберутся проклятые толстосумы, отлично помня Ходорковского, возьмут вдруг и купят Думу и устроят парламентскую республику. Вот эти суперкапиталисты они должны быть легализованы, приручены и управляемы. И наличие их в Думе показывет всем: первое, у нас олигархи в Думе, да такие либеральные, говорят "Справедливость одна для всех!", второе - вы хотите создать свою партию - вот у нас есть эта партия. Дургие партии нам не нужны. Никакой политической программы здесь нету. И собственно говоря, кроме как у коммунистов, по моему, сегодня, у которых тоже программа очень аморфная, вообще ни у кого нет никакой политической программы. Мы об этом говорим уже по меньшей мере 10 лет. А вы чего вообще хотите-то, товарищи-политики, граждане? А мы хотим, чтобы нам было хорошо.

Н. АСАДОВА: Вот смотрите, свежее лицо в политике, Иван Охлобыстин, режиссер, актер, и священник.

М. ВЕЛЛЕР: Я думаю, что, знаете, это такой маленький клончик Жириновского. Если говорить о политическом аспекте, когда человек идет в религию и говорит, я - священник, проходит несколько лет - а я в этом разочаровался, я больше не священник. Нет, я актер, нет, что такое актер - я политик! Ну, фигня это все. Это милая фигура эпатажа, нельзя к этому относиться всерьез.

Н. АСАДОВА: Смотрите, он выдвигается от национал-патриотов, да?

М. ВЕЛЛЕР: Да глупости это все! Это мелкие шумовые гранаты для отвлечения внимания. Не обращайте вообще на это внимания никакого! Потмоу что вся его цель - вот больше народа соберется на стадионе: Ваня Охлобыстин - в президенты! Хороший человек, дай ему бог здоровья, но опять же нет предмета для разговора.

Н. АСАДОВА: Предмет для разговора, я боюсь, что есть, потому что он так достаточно националистически настроенный человек, и те олюди, т.е. та партия, то движение, от которого он выдвигается, тоже в общем достаточно националистически настроенная партия. И, например, он говорит такие вещи, что я не верю на самом деле в выборы, я верю в военный переворот, или он говорит такие вещи, что нами долджны руководить религиозные лидеры, под руководством избранного людьми диктатора, в принципе...

М. ВЕЛЛЕР: Пускай он поезжает в Иран. Там уже добились большого успеха на этом пути.

Н. АСАДОВА: А как вы думаете, в России , в сегодняшней России такого рода заявления, такого рода программные заявления, они могут встретить понимание и поддержку? Если да, то почему?

М. ВЕЛЛЕР: Я думаю, что это эпатаж, рассчитанный на произведение впечатления и кроме того всегда есть несколько планов, аспектов, целей на то, что голоса правых крайних, самых суперкрайних националистических элементов были бы поданы за такого человека. А человеком же всегда можно управлять. Я думаю, что под присмотром было, лучше иметь дело в Азефом. Мы знаем, кто в партии боевики, лидеры, деньги даем, но все под рукой. Можно даже разрешить убить губернатора, но чтоб было под рукой. И вот здесь тоже все под рукой, это все совершенно несерьезно.

Н. АСАДОВА: И тем не менее, вам не кажется, что вот сегодян в России популярность националистических настроений возрастает? И в принципе такого рода заявления могут найти поддержку?

М. ВЕЛЛЕР: Я думаю, что здесь необходимо разграничивать. Слова, это штука такая - люди понимают по-разному, а в чем-то одинаково. настроения националистические от настроения национального самосознания и национального достоинства, споры об этом продолжаются уже много лет. Поскольку и национальная гордость и национальное достоинство русского народа, безусловно, угнетено и унижено, а все, чего угодно можно объявить сегодня экстремизмом, это вот я и говорю, пускай лучше будут под рукой, и управляемые. Я думаю, что сегодня опасность не в националистах, я думаю, что сегодня опасность в том, что нынешнее положение вещей собирается продолжиться неопределенно долго, пока страна не рухнет просто потому, что она будет высосана. Все - потенциала не останется. Не будет уже никакой веры, никаких целей, никакой общенациональной задачи, а будет одно бабло у тех, кто сумел его заработать. Потому что когда министр образования Фурсенко говорит, что вот раньше мы воспитывали креативную личность, а теперь должны воспитывать квалифицированного потребителя, ну, о чем вы говорите, ну что вы! Это совершенно ужасно, лучше быть националистом, чем исповедовать философию бабла.

Н. АСАДОВА: Я напоминаю, что это "Особое мнение" писателя Михаила Веллера. Меня зовут Наргиз Асадова, прервемся на рекламу и новости. А затем вернемся в эту студию, никуда не уходите.

РЕКЛАМА

НОВОСТИ

Н. АСАДОВА: 19 часов и 33 минуты в Москве у микрофона по-прежнему Наргиз Асадова, мы по-прежнему слушаем особое мнение писателя Михаила Веллера. У нас заработал сайт, и поэтому вы можете видеть кардиограмму эфира, где вы можете проголосовать за или против того, что говорит Михаил Иосифович. И результат можете увидеть у него за спиной. Или у нас на сайте http://www.echo.msk.ru. Еще раз напомню телефон для смс - +7 (985) 970 45 45, ну , а мы продолжаем разговор и коль скоро мы затронули тему нациионализма и растущей популярности национализма не только в России, но и в Европе, в общем-то даже уже начинают происходить какие-то довольно трагические события, и националисты к довольно радикальным действиям прибегают. Напомню вам про дело Андреаса Брейвика, который, кстати, в Норвегии совершил, не так давно, всего два месяца назад, самое кровавое...

М. ВЕЛЛЕР: Не один, не полтора, неужели два?

Н. АСАДОВА: 22 июля это было. Двойной теракт, в результате которого погибли 77 человек. Самый кровавый теракт в истории Норвегии.

М. ВЕЛЛЕР: Вы знаете, довольно длительное время неоднократно, Норвегия и Дания были в средние века одним государством, и вот прогнило что-то в Датском королевстве, потому что при ближайшем рассмотрении первым пунктом абсурдности норвежских законов и их практики является то, что за убийство человека могут дать месяца четыре. Вот год за убийство трех человек. Это нужно создать такие законы, нужно дозреть до этого умственного качества, чтобы за убийство 77 человек намеренно из винтовки, человеку могли дать аж 21 год! Считайте сами - более трех человек на один год. А если не дай бог, как исключительную меру - дадут пожизненное, это ему нужно будет прожить больше ста лет, чтобы получить по году за человека. По хорошему минимум, на который может претендовать Брейвик, это быть повешенным на площади. Это акт высочайшей гуманности, потому что дальше начинаются серьезные средневековые казни. За убийство 76 юных абсолютно людей.

Н. АСАДОВА: Вы за смертную казнь?

М. ВЕЛЛЕР: Я не , нет, нет. Не надо говорить - смертная казнь. Нам представляется палач, отрубающий головы невинным жертвам. Надо говорить о том, что жизнь намеренных убийц священной и неприкосновенной являться не может и не должна. Вот примерно в таких формулировках. Далее. Скажите, пожалуйста, а в чем там дело собственно было? В том, что происходящее ныне в Норвегии, конечно, же в течение короткого времени превратит Норвегию в совершенно нормальный форпост иного народа иной культуры иной цивилизации иной религии. Не надо думать, что это невозможно, потому что римляне в третьем веке эдиктом Каракаллы гражданам и всем жителям империи тоже думали, что не может быть, чтобы вчерашние варвары-провинциалы пришли на земли италиков и чтобы все было уже не так. Тем не менее именно это и произошло. Все люди равны, все люди имеют право, все люди должны, но или у тебя будет родина, народ, страна, культура, или не будет. На этом месте будет существовать нечто абсолютно иное. Как уже много раз было сказано: мультикультурность возникла как ужасы на геноциды Второй мировой войны. А далее люди устроены так, что пока они не разобьют голову, молясь богу, они не успокоятся. Т.е. пошла совершенно планка в другую сторону. Что все уже настолько равны, что христиане не должны говорить, что сейчас Рождество - христианский праздник, чтобы этим не обидеть мусульман.

Н. АСАДОВА: Собственно буквально это же говорил Брейвик.

М. ВЕЛЛЕР: Да, да, да, так вот то, что он говорит - это одно, то, что он делает - это чуть-чуть другое. Вот за то, что он делает, он, безусловно, заслужил жесточайшей смертной казни. А вот за то ,что он говорил, он заслуживает как минимум какого-то внимания, вот почему процесс и будет проводиться в закрытом режиме. Чтоб не дать ему проповедовать взгляды свои безобразные и т.д. Ну все же ведь уже настолько понятно, настолько очевидно, отношения абсолютно несимметричны, что означает, терпимые и толерантные европейцы проповедуют терпимость и толерантность к людям и неколько иной менитальности, религии, происхожения, это не грех - все равны. Но к людям, которые абсолютно нетерпимы к их религии, ментальности и культуре в ответ. Потому что невозможно забыть и простить, я уже это говорил когда-то, когда депутация мусульманская явилась к Дуче, спросив разрешения на постройку мечети в Риме, и Дуче, подумав секунду, сказал ,что это легко и свободно можно сделать на совершенно симметричном основании - постройке христианского храма в Мекке. Т.е. ходатаи обмерли от неожиданности с чем и ушли. Так вот, спрашивается, а почему, собственно не может быть христианских храмов в Мекке, Медине, где угодно, а почему должны быть мечети везде? Должны быть мечети, я согласен, все люди имеют право отправлять свою религию , молиться своим богам, но это не должно превращать одну страну в другую и одну культуру в другую. Что уже наконец стало доходить до этих идиотов. Потомоу что отрицалась групповая самоидентификация, по всем показателям, кроме гражданства. Отрицалась групповая самоидентификация по религиозной принадлежности, по культурной принадлежности, по ментальности, по этническому происхождению. Утверждалось - нет такой групповой самоидентификации, есть только гражданство. Дело в том, что ребята, которые подорвали себя в лондонском метро, они себя конечно же осознавали не англичанами, ни в коем случае. А конечно же, мусульманами и борцами за ислам. Но толерантные англичане, социологи, психологи, ни за что не хотели говорить, что кошка назывется кошкой, вот что мы имеем сегодня, а что касается Брейвика, посмотрите на эти бредовые законы, и бредовость, размеры и тяжесть наказания заэто преступление. Она ведь не сама по себе, она соответствует бредовости всего свода законов этих государств, которые из доброты мягко переходят в шизофрению.

Н. АСАДОВА: А можно ли сказать, что эта проблема, о которой вы сейчас говорили, она характерна и для России тоже? Потому что когда тему начинаешь эту обсуждать, некоторые эксперты считают, что у России своеобразная история, здесь все-таки мусульмане всегда были гражданами России и очень долгое время, возьмем татар тех же...

М. ВЕЛЛЕР: Всегда, всегда.

Н. АСАДОВА: Вот есть ли эта проблема в России или у нас мультикультурность? Или наоборот, говорят, что в России надо развивать мультикультурность?

М. ВЕЛЛЕР: Понимаете, в чем дело, у нас история практически всю дорогу была запрещена, у нас вместо истории существует ретро-политика. мы пишем то, что должно быть с точки зрения сегодняшнего дня. И история Древней Руси преподается нам весьма искаженно. Особенно, начиная со времен так назывемого татаро-монгольского нашествия. никогда Московия не была наследницей Киевской Руси, Великое княжество Литовское , русское было наследником этой культуры и т.д. Татара являются соврешенно равноправным вторым титульным народом РФ. Это не подлежит вообще никакому обсуждению и никакому сомнению. Они на своих землях жили всегда. они входили в это государство как оно стало создаваться, Великое княжество Московское изначально. Почему это они, интересно, не могут жить по своим обычаям и молиться своему богу своим образом. Как это так?

Н. АСАДОВА: Ну, вот сейчас в России все-таки чувствуется вот это разделение на своих-чужих, чего , кстати, не было довольно долго. На протяжении истории России. Почему это происходит?

М. ВЕЛЛЕР: Вы абсолютно правы. Потому что когда порушили коммунистическую идеологию, всем осточертевшую, фальшивую, наглую, лживую, какую угодно, и сообразали, ну должно же что-то быть?! Православие. Ребят, как только начинается расцвет одной религии, не говорится, православие это все, все остальные - ничто. Нет. Возвращение к корням. Если православные возвращаются к своим корням, то мусульмане тоже должны возвращаться к своим корням, а иудеи к своим, а буддисты к своим. И начинает разламываться единство народа. Если когда-то в школе учились школьники в одном классе, кто там христианин, кто там мусульманин, кто там иудей, да вы с ума сошли, а когда-то кто-то кому-то по морде, конечно, даст , без этого не обходилось. Но мы все были так или иначе все-таки одним народом. А сейчас это уменьшается увы и ах!

Н. АСАДОВА: Скажите, сейчас я вам приведу цифры, очень интересные, которые Алексей Венедиктов приводил в своем блоге. Провели опрос, там в 19 субъектах РФ и спросили у родителей пятиклассников, вот вы хотите, чтобы ваши дети изучали что: основы православия, мусульманства, буддизма, или историю религий мира. И смотрите, например, в Чечне 99% выбрали, естественно, основы мусульманства, а в соседнем Ставропольском крае 68% выбрали историю православия.

М. ВЕЛЛЕР: Как вы понимаете, слишком долго такое единое государство единым существовать не может, потому что изучать надо предмет, который называется вроде как "История религий нашей Родины", и как только ты начинаешь , кто, чего, куда, то это не будет единой страны, потому что 10 лет, 20 лет - песчинка на весах вечности.

Н. АСАДОВА: Такой выбор нельзя давать ни родителям, ни детям, что изучать? Т..е надо всем изучать историю религий?

М. ВЕЛЛЕР: Нельзя разламывать страну ни по какому принципу. Ни на каком уровне. Разламывание страны по религиозному принципу добром не кончится.

Н. АСАДОВА: И это было особое мнение писателя Михаила Веллера, с вами была Наргиз Асадова, всем спасибо, до свидания.

М. ВЕЛЛЕР: Спасибо.

Известный писатель Михаил Веллер призвал голосовать на предстоящих выборах за коммунистов.