В одном из номеров газеты мы писали о двух наркоторговцах-супругах, Эдике Носове и его жене Наташе Логиновой.  Несколько лет эта супружеская пара проживала в Переборах, в доме номер 14 по улице Шлюзовой. Спокойно, никем не тревожимы, Эдик и Наташа варили свое зелье – дезоморфин, и содержали на дому шикарный притон. Бизнес процветал, без клиентов супруги не оставались.  Торговля шла круглые сутки.  И днем и ночью местные наркоманы приходили к Наташе и Эдику  за вожделенной  дозой.

В начале этого года органы наркоконтроля впервые потревожили покой мирных наркоторговцев. На выходе из притона было взято несколько человек в состоянии наркотического опьянения. С этого момента началась долгая борьба между содержателями притона и сотрудниками наркоконтроля.

Зная несомненно, что Наташа и Эдик варят дезоморфин и содержат притон, наркоконтрольщики должны были доказать это юридически.

 ***

Известно, что наши либеральные законы беспримерно гуманны к самым злодейским преступлениям.  Не редкость случаи, когда злодею, изнасиловавшему и убившему ребенка, дают пять-шесть лет. И теже самые  либеральные законы не знают снисхождения  к голодному, укравшему мешок картошки.

Так же сурово отрицает  либеральный закон любую попытку граждан, не нашедших правды в нашем продажном суде, самим воздать правосудие. В середине девяностых годов по ярославской области гремела история Людмилы Пойгиной.  Двое ублюдков лишили ее и единственной дочери, и племянницы. Ублюдки изнасиловали девушек и убили их. За такое преступление суд вынес им по пять лет. Не стерпев подобного надругательства над справедливостью и памятью убитых девушек, потеряв веру в суд, Людмила Пойгина решила сама воздать правосудие. Она попыталась облить мерзавцев кислотой. Кажется, ее попытка была неудачной. Но сволочи, по совету адвоката, решили этим воспользоваться. И подали в суд на женщину, которую они осиротили, замучив и убив ее дочь и племянницу. Людмиле Пойгиной грозил суд. Но общественность, потрясенная неслыханной подлостью  двух подонков, встала на ее защиту. Собирались подписи, шли обсуждения по радио. Некоторые, пытаясь оправдать Людмилу Пойгину, говорили, что она совершила это, вероятно, из-за психического заболевания. И никто не сказал единственно верное  - что Людмила Пойгина поступила так, как только и мог поступить нормальный человек – человек, а не бесчуственное полено и не баран. И в нормальной стране ей дали бы орден. Впрочем, в нормальной стране Людмиле Пойгиной не пришлось бы брать на себя функции судьи, потому что там обоих ублюдков просто бы поставили к стене.

***

Итак, либеральные законы не знают снисхождения, если ты встаешь на защиту своей жизни, чести и здоровья, или на защиту попранной либеральным судом справедливости. Но если ты насильник, педофил, растлитель малолетних, сутеньор, распространитель порнографии, или, например, наркоторговец – либеральный закон на твоей стороне. Он отнесется к тебе с беспримерной гуманностью, и будет стоять на страже твоих прав и свобод.

Так поступил либеральный закон и в отношение супругов-наркоторговцев, Эдика и Наташи. Несмотря на то, что в коридоре  нельзя было дышать от запаха дезоморфина, несмотря на то, что на выходе из их притона взяли человек двадцать в состоянии наркотического опьянения – по либеральным законам это все еще не основание, чтобы их судить за производство наркотических веществ. Или хотя бы для того, чтобы проникнуть в квартиру и произвести обыск.  Для разрешения на обыск необходимо предъявить «вещество» - то есть, наркотик. А чтобы предъявить наркотик, надо взять кого-нибудь из клиентов с весом, сиречь, с дозой.  А штука в том, что клиенты Эдика и Наташи не выносят с собой,  колются в притоне, где созданы все условия, чтобы нормально  «вмазаться».   Сотрудникам наркоконтроля  оставалось одно – устраивать засады, терпеливо ловить наркоманов на выходе, и надеяться, что посчастливится все-таки взять кого-нибудь с дозой.

Притон раскалывали четыре месяца. В мае удалось - таки перехитрить стрелянных воробьев, Эдика и Наташу. В их квартире было найдено и изъято наркотическое вещество дезоморфин. Было возбуждено уголовное дело, и притоном занялись следователи.

Четырнадцатого августа прошел суд. Супругам наркоторговцам, которые несколько лет подряд занимались производством опаснейшего наркотика и содержали притон, дали три года условно.

 Такой гуманный приговор объяснили тем, что у них маленькие дети. Хотя дети наркоторговцев все время жили у бабушек. Это во-первых. А во-вторых – у Носовых наркомания имеет семейный характер. Муж-наркоман, жена-наркоманка, и сестра жены – тоже наркоманка. Неудивительно, если от общения с такими родителями и дети сядут на иглу. И еще – если бы Носовым дали реальный срок, в тюрьме бы их лечили принудительно, и они бы избавились от наркозависимости. Оставляя их на воле, их обрекают до конца дней оставаться наркоманами, потому что добровольно лечиться они не будут. Таким образом, «гуманный» приговор оборачивается злом и для общества, и для детей, и для самих наркоманов.

Если Едик и Наташа продолжат свои славные дела – их заставят отбывать срок реально. Но для того, чтобы это доказать, придется повторить всю прежнюю канитель. Устраивать засады, задерживать наркоманов, и т.д. Скажите же, что наша либеральная власть не прилагает все усилия к тому, чтобы наркомания  здравствовала и процветала!

Валентина Янева (Рыбинская правда № 27(49))

http://sovyar.ru/node/257

Условный срок за наркоторговлю